Парк и дом Вокзал. Рауту


Петровское (Petajarvi). История

 

   Поселок. До 1939 г. деревня Petajarvi принадлежала к числу крупнейших деревень волости Саккола Выборгской губернии (Финляндия). В наши дни она уникальна тем, что сохранила первоначальное название, хотя оно относится теперь лишь к станции. Один только топоним Петяярви получил право на существование в послевоенное советское время, из многочисленных названий бассейна Нижней Вуоксы. За это спасибо управлению железной дороги. Оно автоматически восстановило названия железнодорожным станциям, если такое повторялось (при переименовании) на территории Ленинградской области. Само слово "петяярви" в переводе с восточно-финского и карельского языков означает "сосновое озеро", которым первоначально называли озеро, давшее затем свое имя всей деревне. Нынешнее название озера - Петровское. 

  Железная дорога и Кексгольмское [ныне Приозерское] шоссе проходят через деревню, связывая ее с Петербургом и всем Карельским перешейком. От города сюда всего лишь час езды. Но перелистнем страницу истории назад. Петяярви была самой южной деревней Саккола и граничила с волостью Рауту [ныне Сосново]. С северо-запада она соседствовала с Киви-ниеми [ныне Лосево]. На западе земли, принадлежавшие ей, граничили с волостью Валк-ярви [ныне Мичуринское] по реке Саян-йоки [ныне Волчья]. На востоке они простирались до берега озера Петя-ярви [ныне Петровское]. Деревня занимала обширную долину ручья Пето-оя [ныне р. Петровка], которую вырубили в незапамятные времена. Вокруг поднимались высокие сосновые леса, похожие на берега зеленого поля-озера, охватывавшие деревню Петя-ярви со всех сторон. Долина ручья была, таким образом, защищена от сильных ветров и стала очень удобным местом для поселения. Писцовая книга Водской Пятины за 1568 год упоминает деревню "Петервы Грязные", половина которой принадлежала Валаамскому монастырю "с крестьянами Макаром Никитиным да Шамой Кириловым", а половина - Коневецкому монастырю "с крестьянами Игнашкой Григорьевым да дети его Никитка да гавришка". "Пашни обжа, земля добра". Другая деревня обозначена в писцовой книге как "Рюгма" (финское - Ryhma), а в ней - "двор монастырский на приезд, а крестьян (всего 14 человек) а пашни 9 обеж, земля середняя". Около трех столетий в непосредственной близости от Петя-ярви проходила Ореховецкая граница между землями Новгородской республики и "немецкой землей" - шведской Финляндией. Этот "рубеж" совпадал с руслом реки Саян-йоки [ныне Волчья], протекающей всего в двух километрах от деревни. В конце XVI, начале XVII веков земли восточного Перешейка попадают во владение шведской короны. По данным шведской переписи 1638 года в Петяярви находилось 17 дворов. 

  После Северной войны на берегу озера Петя-ярви возникает русская помещичья усадьба, а уцелевшие после продолжительных военных действий местные крестьяне попадают в полукрепостную зависимость, освобождение от которой наступает в конце XIX века, когда жители деревни получают землю в частную собственность. К началу ХХ века Петяярви сильно выросла, образовав две группы домов: "станционная", или "деревенская" половина и "Рюхмя" на шоссе. При спуске по Кексгольмскому шоссе с высокого холма Паска-мяки, взору открывается обширная долина ручья Пето-оя. Справа и слева от дороги располагалось по пять хозяйств с названиями Муора- и Юкюнмяки. За мостом через ручей находилась крупная самостоятельная часть деревни - Рюхмя, в переводе - группа (домов). Здесь шоссе делало развилку. Одна из дорог уходила в сторону Петяярви и далее в деревню Ховинкюля, другая шла прямо через лес, к берегу озера Суванто. Основная дорога направлялась в Киви-ниеми [ныне Лосево] и далее в Кексгольм [ныне Приозерск]. Большая часть домов Рюхмя находилась непосредственно у развилки дорог, а также с левой стороны шоссе, по границе поля. Если вернуться немного назад, к подножию холма Паска-мяки, то окажешься у перекрестка шоссейных дорог. Слева начинается хорошая дорога, ведущая к станции. Она построена совсем недавно, в 1920-е годы. Дорога идет по границе поля и высокого соснового леса. Она была застроена домами крестьян равномерно, вдоль всего пути до станции. Каждая группа домов имела свои названия: Холманмяки, Хаасунти, Сопен-мяки, Асема (станция). Далее, вдоль железной дороги, было еще две группы домов, каждая из которых состояла из трех отдельных хозяйств: Сювяоя и Аммяля. 

  В двух километрах от станции, на берегу реки Саян-йоки [ныне Волчья] располагалось местечко с названием Косела, состоявшее из 4-х домов и водяной мельницы. Позже, в 1920-е годы, вниз по течению, за длинной шиверой была построена деревенская ГЭС и мельница. Немного южнее станции Петя-ярви, на перешейке между железнодорожным полотном и шоссе находится озеро Ляння-ярви. У берега этого озера стоял одинокий хутор Анттила. Территории деревни принадлежало еще два маленьких лесных озера - Лико-ламмет, а также Ёутс-ярви. Основные средства существования жителям Петя-ярви давало сельское хозяйство - хлебопашество, животноводство и лес. Зимой подрабатывали на рубке леса, а весной - на лесосплаве. Реку Саян-йоки интенсивно использовали в то время для молевого сплава. Во времена Великого княжества Финляндского жители деревни активно торговали с Петербургом. В основном, туда везли молоко и молочную продукцию. После закрытия границы торговля осуществлялась через кооперативы по продажам. Огромное поле деревни, занимавшее много сотен гектар, издавна возделывалось. Оставалась нетронутой только центральная часть, где находилась пойма ручья Пето-оя. Это была очень болотистая низина, поросшая кустарником. В начале ХХ века у крестьян возникла острая потребность в увеличении пашни. Для этого пришлось собраться всем миром и расчистить русло ручья. Постепенно вода отступила и за последующие два десятилетия долина была полностью распахана и облагорожена. Почвы станционной части деревни были легкими, песчаными. У шоссе в Рюхмя часто встречались глинистые и суглинистые почвы. Большой слой глины проходил по всему полю на глубине нескольких метров. Но песок и земля, веками привозимые сюда, создали мощный плодоносный слой. При осушении поймы ручья из верхнего слоя почвы было поднято много железной руды. 

  В 1913-18 годы близ Петя-ярви велось строительство железной дороги Петербург-Кексгольм-Хиитола. Это сильно повлияло на жизнь деревни, так как создавалось много новых рабочих мест. Строительные работы были закончены незадолго до закрытия границы, и выгоды, которые предполагалось получить от прямого сообщения со столицей империи, остались только на бумаге. Правда, и в границах только независимой Финляндии удобное железнодорожное сообщение со всей страной было очень полезно. Поскольку ветка была одноколейной, в Петя-ярви создали развязку и запасные пути для погрузки товарных вагонов. Для пассажиров возвели просторный деревянный вокзал. На реке Саян-йоки в 1928 году построили гидроэлектростанцию, мельницу и лесопильню. Этот комплекс, хозяином которого был заводчик Леонард Сяяксярви, числился самым крупным частным гидросооружением в довоенной Финляндии. Электроэнергия подавалась в ближние деревни Саккола, и Петя-ярви стала одним из первых населенных пунктов, получивших электричество в свои дома, что моментально сказалось на производственных возможностях жителей. 

  В самой деревне работало еще несколько мельниц и рамных лесопилен, обеспечивавших потребности селян. На ближних озерах Лико-ламмет и позднее Ляння-ярви находились мелкие предприятия по производству охры. В деревне также имелись свои плотники, сапожники, маляры, кузнецы, столяры, изготовители телег и саней. У акционерного кооператива Саккола были свои магазины: один на станции и другой в Рюхмя, у шоссе. Многие жители брались за создание своих частных магазинов и даже пристанционного кафе, но спрос был невелик и предприятия закрывались одно за другим. Только магазин Хейкки Паукку работал в пристанционной части деревни до самой Зимней войны. 

  В последнее десятилетие в Петя-ярви было несколько мелких транспортных компаний, состоявших, как, например, у Матти Луукко, всего из двух грузовиков. Сберегательные кассы начали появляться в Финляндии в 1903 году и Петя-ярви открыла свою одной из первых. Создание сети таких учреждений значительно облегчало денежные операции жителей деревни. Это было весьма прогрессивным явлением, ведь собственниками, а значит, людьми, располагавшими денежными средствами, были почти все крестьяне из Саккола. Первые телефоны были проведены в 1910-е годы, а в конце 1930-х количество абонентов уже составило несколько десятков. Почту доставляли из соседней Киви-ниеми [ныне Лосево] три раза в неделю на лошадях. Почтовое отделение работало в Рюхмя у шоссе в здании школы. После строительства железной дороги почта доставлялась уже регулярно поездами и почтовое отделение перенесли на станцию. 

  Народная школа Петя-ярви, открытая в 1897 году, находилась в Рюхмя и была третьей по счету в волости Саккола. Решению об основании этой школы предшествовали довольно забавные переговоры. Для обсуждения вопроса о создании школы еще в 1892 году было собрано заседание общины, на котором присутствовал заместитель главы этой выборной организации, пастор Салберг. По выступлениям членов правления, выбранных из крестьян, было ясно, что большинство против. Когда ораторы в порядке очереди высказали свои замечания о нецелесообразности несения "лишних" расходов для общины, известный своей горячностью председатель завершил обсуждение вопроса, ударив кулаком по столу и произнеся: "Я приглашал на это собрание тех, кто хочет школу в Петяярви, а остальные пусть закроют свой рот!" Наступило короткое замешательство, но противников удалось уломать, объяснив им пользу дела. Постановление получилось единогласным. Проект школы был поручен выходцу из Петя-ярви, органисту Вильгельму Карвонену. Бревна для школьного здания заготовили всем миром, а непосредственно строительством занимался директор местной лесоперерабатывающей компании Адам Ламппу. До 1919 года в школе работал только один учитель. Затем, вплоть до 1938 года, когда на станции появилась своя школа, было два учителя. Большая часть жителей деревни заканчивала лишь народную школу. Обучение в средней и высшей школе продолжали лишь единицы. Некоторые заканчивали профессиональные школы, такие как техническая, сельскохозяйственная или школа домоводства. 

  Деревенские "помочи" или субботники были обычным делом во всей волости. Уборка сена или строительство крыши для соседа завершались кофе, который устраивали хозяева, но чаще всего молодежь заканчивала день танцами. В 1920-е годы во времена "сухого закона" праздники иногда совмещались с сильной выпивкой, так как, все же, доставали контрабандный товар и тут же пили до бесчувствия. Вместе с этим случались и деревенские кулачные бои. Деревня Нурмиярви [ныне Борисово], располагалась за рекой Саян-йоки в соседней волости. За что крестьяне обеих деревень не любили друг друга, трудно сказать, но чаще всего петяярвцы вели драки именно со своими соседями из Нурмиярви. Правда, в Петяярви, в отличие от соседних волостей, Рауту и Пюхя-ярви, смертельные случаи были редки. Но, по обычаю того времени, всякий уважающий себя мужчина всегда имел в кармане какое-нибудь холодное оружие. Те, у кого были винтовки или ружья, часто для разрядки эмоций стреляли в воздух. 

  В 1871 году в волости организовали общинное самоуправление (аналог земства - прим. пер.). Мужчины из Петя-ярви пользовались хорошей репутацией, и правление обычно выбирали почти целиком из этой деревни. Гражданская война 1918 года поставила почти всех под ружье, причем основная часть воевала на стороне белой гвардии. Из жителей Петя-ярви к "красным" примкнул всего один житель, который затем пропал без вести. В те смутные времена из мужчин, умевших держать оружие, формировались так наз. добровольные пожарные дружины, которые преобразовывались затем в охранные отряды шюцкора. Они оставались постоянными подразделениями и в мирное время. Женщины объединялись в организации Лотта Свярд, призванные помогать шюцкору на учениях и во время войны. В 1908 году молодежь Петя-ярви образует свое молодежное общество "Мянтю" (Сосна). Ребята своими силами проводили вечера, ставили спектакли "Семь братьев", "У костра в Иванов день" и другие. Вместе с шюцкором молодежь организовывала и развивала спортивную жизнь края. В деревне жило много музыкантов, владевших скрипкой или духовым инструментом. Один из них, Онни Пурскайнен, был известным певцом и гитаристом, который умел играть даже на пиле. Аапро Курикка писал картины маслом и владел графикой. Он знал язык эсперанто и занимался филателией. 

  Перед Зимней войной в станционной части Петя-ярви было 86 домов. В Рюхмя у шоссе еще 32 хозяйства. В первых числах декабря 1939 года войска Красной Армии пересекли границу Финляндии. В полосе предполья завязались оборонительные бои. Эвакуация началась в первый же день войны и продолжалась еще в течение одного дня. При отступлении финские солдаты подожгли деревню. 4-го или 5-го декабря здесь были уже русские. Информации о советском периоде жизни деревни (1940-41) у автора, к сожалению, нет. 

  Весной 1942 года сюда стали возвращаться финские беженцы. Много зданий было выстроено вновь, некоторые дома, пострадавшие не очень сильно, нуждались лишь в ремонте. Владелец электростанции и промышленник Сяяксярви запустил в эти годы мельницу, работавшую на электричестве в пристанционной части деревни. Летом 1944 года, когда фронт был прорван, и гражданское население отправилось во вторую эвакуацию, по рассказам очевидцев, советские самолеты бомбили пассажирский поезд, стоявший на станции Петя-ярви. Обстрел вызвал многочисленные жертвы. 

  В первые послевоенные годы налаживается советская жизнь в Петя-ярви. В первые послевоенные годы Петяярви становится центром сельсовета и центральной усадьбой совхоза, в состав которого вошла и деревня Рюхмя. В начале 1948 года финский топоним очень приближенно переводят как "Приозерное", но спустя несколько месяцев название меняют на "Петровку" (в честь старшего сержанта медицинской службы Елизаветы Павловной Петровой, погибшей 9 июня 1944 года в 32 километрах от Петяярви, где она была похоронена). Переименование в форме среднего рода - "Петровское" закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г. Не исключено, что первоначальный вариант переименования - "Приозерное" при перетасовке названий был механически перенесен на город Кексгольм. Железнодорожную станцию Петяярви также пытались переименовать в "Приозерную", однако, благодаря ведомственным законам железнодорожников, из этой затеи ничего не вышло. 

  В 1960-е годы центр усадьбы совхоза "Петровский" перемещается на станцию. Со временем он становится опытно-показательным хозяйством межрайонного Выборгского совхозного управления, специализируясь в молочно-животноводческом направлении. И даже в наше время завод "Петровский" - довольно крупное животноводческое объединение Приозерского района. Окрестности Петя-ярви ежегодно принимают множество туристов, грибников и сборщиков ягод из Санкт-Петербурга, которых манят замечательные сосновые леса окрестностей и река Волчья, на которой каждую весну проводятся различные туристические соревнования и сплав по порогам. 

  Следует также упомянуть о деревне Ховин-кюля (Hovinkylа), которая располагалась у озера Петровского. Примыкая с восточной стороны к Петя-ярви, деревня Ховин-кюля была все же самостоятельным населенным пунктом. Правда, настоящей деревней она стала только в 1911 году и считалась самой молодой в волости Саккола. В переводе с финского "ховинкюля" означает "усадебная деревня", и ее название говорит само за себя. Усадьба, или двор Петяярви, получивший название по месту расположения, на восточном берегу озера Петя-ярви [ныне Петровское], возник сразу после окончания Северной войны 1700-1721 годов. Еще во время военных действий, в 1713 году, граф Мусин-Пушкин получил в качестве дара от Петра I во владение большой земельный надел, куда вошел 91 крестьянский двор из волости Саккола. Центром надела стала усадьба в Петя-ярви. При императрице Анне Иоанновне земли отошли обратно в казну. В 1762 году наследники брата опального графа восстанавливаются в правах на земли усадьбы - "в вечную и передаваемую по наследству собственность". Позднее эти владения покупает государственный советник Иоаким Сиверс и перепродает в 1774 году усадебному банкиру барону Е. Фредериксу. 

  Некоторое время спустя от Петяярви отделяется в самостоятельное владение Сакколанхови, находившийся на северном берегу озера Суванто. Жизнь крестьянина, попавшего в крепостную зависимость, не отличалась разнообразием, а уровень жизни был почти нищенский. В его обязанность входило работать весь день на "барщине", выплачивать оброк усадьбе и церкви. По утрам староста объезжал на лошади крестьянские дома и назначал работы. Рабочий день в поле длился от восхода до заката и был особенно напряженным летом и осенью. В лесу без разрешения нельзя было взять ни бревна, ни сухого валежника. За всеми работами велся строжайший надзор. Неповиновение каралось физически. Попытки массовых волнений пресекались на корню с помощью полиции и казаков. Кстати, гора на северном берегу оз. Петя-ярви там, где сейчас находится детский лагерь, так и называлась - Касакка-мяки (козак-гора). Усадьбе принадлежали соседние деревни. На землях, относящихся непосредственно к приусадебным, жило и работало лишь несколько крестьян-арендаторов. На границах этой территории были две сторожки и мельница. Поля усадьбы прилегали к восточному берегу оз. Петя-ярви и продолжались в восточном направлении на расстоянии до 2-3 км. Общая площадь пашни составляла 200 га. На небольшой возвышенности над озером размещались главные постройки. Деревянное полутораэтажное вытянутое в плане здание со множеством окон и было главной постройкой усадьбы. Во дворе также находилось несколько хозяйственных строений. Отсюда к озеру спускался ухоженный парк, к которому принадлежал единственный на озере остров Ховин-саари, который использовался как место отдыха и развлечений. В поле, за каменной оградой, находилась старая православная часовня и кладбище, служившее местом погребения прежних хозяев имения Петяярви и их родственников. Старые надгробные камни сохранялись до 1930-х годов. На них еще можно было разобрать стершиеся от времени русские надписи. Все кладбище занимало территорию около четверти гектара. Наступило иное время. В конце ХIX века земли усадьбы скупило государство и, разделив на сравнительно небольшие участки, стало отдавать их крестьянам в долгосрочную аренду с правом выкупа. Хотя продажа имения состоялась в 1874 году, указ сельскохозяйственного управления Финляндии о заселении новой деревни вышел только 11 мая 1911 года. Сюда переехало 11 семей из волости Саккола, из Антреа [ныне Каменногорск] - семь, из соседнего Рауту [ныне Сосново] - пять и еще несколько человек из других краев Финляндии. Всего получилось 28 отдельных земельных наделов или новых хозяйств. Новые поселенцы активно взялись за раскорчевку земель и к концу 1930-х годов пахотные площади деревни увеличились до 374 га, почти вдвое от первоначальных. При покупке имения государство оставило в своей собственности часть земель и усадебные постройки. 

  Еще до революции решался вопрос об основании на этом месте школы домохозяек с учебными и жилыми корпусами на базе усадьбы, а также участком земли и садом. Идея была поддержана сельскохозяйственным управлением, но ее утверждение застряло в Сенате. Лишь после обретения независимости страной и окончания гражданской войны делу был дан ход. Указ, наконец, вышел в 1922 году и в 1924-м капитально отремонтированные помещения старой русской усадьбы приняли первых воспитанниц. Под руководством директора школы Ханны Карттунен открылись 2,5-месячные курсы домоводства и рукоделия. Среди абитуриенток лишь половина попадала на эти популярные среди девочек курсы, так как возможности школы были ограничены: в классах одновременно обучалось по 40-50 человек. Основную часть учениц составляли девушки из крестьянских семей, закончившие народную школу. На учебу съезжались из всех соседних волостей и даже из более отдаленных частей Карельского перешейка. Исходя из нужд школы, территория ее усадьбы была увеличена до 60 га. Сюда входили 10 га поля, 1 га сада, 5,5 га пастбищ, а остальное - лес. Сельскохозяйственная продукция и рукоделие, выполненные выпускницами школы, выставлялись на очередных выставках-продажах. Школа имела колоссальный успех. В год открытия школы домохозяек была освящена и народная школа Ховин-кюля. Она стала первой в Саккола школой, решение о строительстве которой принималось не правлением общины, а указом министерства образования. По новому закону, расстояние между соседними школьными округами выбирались с таким расчетом, чтобы дорога из дома в школу для детей не превышала пяти километров. Из этого расчета в Саккола было дополнительно построено 4 новых школьных здания. Место для народной школы Ховинкюля выбрали недалеко от старой усадьбы, на горе Касакка-мяки. Работы по строительству выполнил Тахво Валтонен. Освящение новой школы состоялось 5 октября 1924 года. Два класса, мастерская, кухня и два жилых помещения для учителей составляли комплекс под одной крышей. Черепичную кровлю положили в 1937 году взамен старой крыши из дранки. В 1925 году в обе школы был проведен единый водопровод из источника, расположенного примерно в километре от зданий. Вода подавалась насосом. В отличие от школы домохозяек, которая сгорела до основания в первые дни Зимней войны, народная школа Ховин-кюля сохранилась до наших дней. Она вошла в построенный уже в советские годы комплекс лагеря отдыха "Связист". Школа продолжила работу также во времена Второй мировой войны в 1942-44 годах, когда учителя и дети вернулись из временной эвакуации домой. 

  В деревне сохранился еще замечательный памятник, построенный в 1936 году по проекту Аарно Кааримо. Это дань памяти местных жителей 1930-х годов тем крепостным крестьянам, которые жили в волостях Саккола и Рауту и трудились на помещика в течение нескольких столетий. Памятник сейчас обветшал и зарос лесом, но во время строительства он находился на небольшом искусственном возвышении (100 кубометров камня с песком), у главного здания усадьбы в парке, что спускался к берегу озера. Сложенный из дикого камня, собранного крестьянами со всех деревенских полей приходов Саккола и Рауту,в виде башни средневекового маяка он должен дыл напоминать о нелегком труде, выпавшим на долю крепостных. Когда в 1936 году состоялось одновременное торжественное открытие этого памятника,.а также подобных ему в соседних приходах Восточного Карельского перешейка в Валкярви, Пюхяярви и Метсяпиртти, А.Вийка, который был в то время настоятелем церковного прихода Пюхяярви, в своей праздничной проповеди подтвердил что "этот памятник прежде всего памятник труду, его предназначение напоминать о труде наших предков, которым должно воздать хвалу и почитание. Только честный неустанный труд создает нечто постоянное и богоугодное в этом мире. Труд - повеление господа". Крышу памятника венчал светильник-маячок с навершием в виде герба Карелии. Он зажигался во время праздников. Памятник хорошо просматривался со стороны озера, и огонь, зажженный на нем, можно было заметить по всей округе. На стороне памятника, обращенной к усадьбе, был вмонтирован бронзовый барельеф, изображавший мужчину за плугом и женщину с младенцем на руках, на фоне крестьянского дома. Надпись под барельефом гласила следующее: 

Длившиеся три столетия 

Угрозы, мучения, изгнания, смерть не смогли 

Повергнуть крестьян помещечьих земель Саккола и Рауту 

В рабство перед лицом чужих господ. 

Веря в справедливость, они завоевали победу 

Для будущих поколений. 

От потомков, живущих здесь свободными. 


  Основными видами деятельности жителей Ховин-кюля оставались, по-прежнему, хлебопашество, животноводство и лесное хозяйство. Крестьянин Хейкки Хакулинен был знаменит на весь восточный Перешеек как изготовитель конских хомутов, Ауне Наскали славился своими изделиями из бересты. В деревне были свои сапожник и портной. Общественная и культурная жизнь Ховинкюля была очень активна и разнородна. В 1919 году было образовано библиотечное общество. Работало отделение спортивного союза, общество "Мартта", кружки, которые располагались в народной школе. Активно организовывала занятия воскресная школа, Евангелический молодежный союз, Объединение молодых христиан. На острове Ховин-саари силами ребят молодежного общества был выстроен павильон, собиравший под своей крышей все окрестное местное население на общие мероприятия. Под горой Касакка-мяки, на красивом сосновом берегу озера Петя-ярви находилась лодочная пристань, деревенские сауны были построены на берегу одноименного залива Сауна-лахти. Это место жители Ховин-кюля издавно облюбовали как танцплощадку. Здесь же на Иванов день зажигали ночной костер и веселились до утра. Перед войной, в 1939 году, в Ховинкюля было 46 домов. Деревня чудом уцелела в период последних войн. Сгорела только школа домохозяек - бывшая усадьба Петяярви. Остальные постройки оставались в целости и сохранности и переходили из рук в руки в течение двух войн. 

  В конце 1940-х, начале 1950-х годов здесь разместилась центральная усадьба совхоза Петровский. В 1960-х годах, когда началось новое строительство, ее было решено перенести на станцию. Старая Ховинкюля начала ветшать и совсем исчезла на протяжении последующих десятилетий. До наших дней сохранилось школьное здание на территории лагеря "Связист", несколько перевезенных домов и памятник крестьянам. В течении посленних двух лет силами общества Ховинкюля-сеура, существующего в Финляндии, монумент был отреставрирован и торжественно открыт вместе с новым барельефом (точной копией прежнего) 09.06. 2001 года. На месте старой деревни вырастает современный дачный поселок жителей Петербурга.

 

Благодарим за материалы ИКО "Карелия" 

 

Назад к пос. Петровское

Назад к списку населенных пунктов